Три письма

Три письма

Каждому поколению приходится отстаивать право на свободу, независимость и счастье ценой своей крови, а многим даже ценой жизни. В каждую семью война принесла, и, к большому сожалению, все ещё приносит смерть, горе и потери.

Мой дед, Невесенко Василий Павлович, подполковник, был артиллеристом и прошел всю войну, от самого её начала в 1939-м году в Польше, до самого победного конца в Японии.
Он был дважды ранен, награжден тремя орденами и многими медалями, в том числе медалью «За отвагу», проявленную в Корсунь – Шевченковской битве. Почти в каждой семье, как самые дорогие реликвии, хранятся фронтовые письма, фотографии. Но я никогда не видела ни писем с датами и описанием битв и боев, ни фронтовых фотографий в нашем доме.

Три письма

Василий Павлович и Анна Никифоровна, моя бабушка, растили меня (такое случается) с младенчества. Но сколько я себя помню, дед никогда о войне не рассказывал и всегда отказывался, когда я, уже школьница, просила его прийти в школу поучаствовать в мероприятиях посвященных годовщине войны, в которых с удовольствием принимали участие ветераны – дедушки и бабушки других детей.

«Почему?»– недоумевала я. Но дед только отмачивался. Я спрашивать перестала, приняла как должное.
А вот бабушка, Анна Никифоровна, о войне рассказывала. Сухо, почти без эмоций, просто констатировала факты. Жила сначала в оккупированной Польше, откуда дед ушёл воевать. В то время она жила в польской семье. Будучи женщиной умной и любознательной, а на самом деле, я думаю, чтобы не сойти с ума от страха и беспокойства за мужа, учила польский язык. И сколько я её помню, выписывала журнал «Uroda» на польском языке, читала книги польских авторов в оригинале. Потом, после эвакуации в Украину, работая на молочном заводе, который находился в восьми километрах от дома, и куда она пешком ходила через лес, терпеливо ждала его вместе с другими офицерскими женами, не кляня судьбу и не завидуя тем, к кому мужья вернулись сразу после победы.
Я плакала навзрыд, слушая бабушкин рассказ о том, как дед написал домой всего три письма за всю войну.
– Самая лучшая новость, – говорил он, уходя на фронт, – когда нет новостей. Если меня убьют, тебе сообщат. А пока не сообщили, знай – я жив. Я вернусь.

Три письма

Первое письмо он написал из Берлина, когда над Рейхстагом водрузили красное знамя, в нем сообщалось, что войне конец, и он едет домой с победой. Как же она радовалась и готовилась к встрече своего героя!
Потом было второе письмо – эта страшная новость: он едет не домой, в Японию – для них война ещё не закончилась…
Испив горечь, боль и страх войны всю до капли (не удивительно, что дед не любил рассказывать об этом), Василий написал жене третье письмо: он жив! Он прошёл и это испытание. И опять радость, и совершенная уверенность в том, что уж на этот раз он вернется живой и здоровый.
И снова страшная весть: поезд, который вез победителей домой, сошел с рельсов и пошел под воду в озере Байкал.
– Это были три самые страшные недели за всю войну, – тихо, как будто было страшно спугнуть удачу, как будто всё ещё боялась, что он не вернется, – говорила мне бабушка.
Через три недели в дверь постучали. Громко, нетерпеливо. Анна Никифоровна открыла дверь и замерла на месте, не в силах произнести ни слова.

Три письма

– Прости, – смущенно проговорил пришедший,– я опоздал на поезд.
Однажды, я все-таки «достала» деда.
– Послушай,– настаивала я, ну ладно, ты не хотел рассказывать мне о войне. Но прошло столько лет. У тебя растет правнук, который должен знать, что значит каждая медаль на груди у его прадеда.
– Что ты хочешь, чтобы я ему рассказал?– впервые за всю жизнь повысил на меня голос Василий Павлович,– ты хочешь, чтобы я рассказал ему, как закапывал своего разорванного на куски друга? Или то как, идя в атак,у мы от страха накладывали в штаны? Или может, ты хочешь, чтобы я рассказал ему, как мы матерились от безысходности и ненависти к тем, кто посылал нас на смерть? Что!? Что ты хочешь, чтобы я ему рассказал?
– Но… я думала… я читала… и в кино…
– Так то ж в кино…
Он все-таки рассказал правнуку что-то… Но я, как всегда, копошилась на кухне, а войдя в комнату, услышала только:

– …мы сражались за нашу Родину, за дом, в котором будут встречать нас, усталых, возвращающихся с работы, жёны, за детей, внуков и правнуков, которые родятся после нас. Мы мечтали о том, что вы будете жить в счастливой, благополучной и мирной стране. Это помогало нам быть сильными. Только мечты о счастье наших родных, давали нам силу быть смелыми и совершать подвиги.
Сережа после окончания школы поступил в Полтавский высший военный институт связи и закончил его с красным дипломом, посвятив свою первую большую победу, своему прадеду. Думаю, дед гордился бы своим правнуком, если бы все ещё был с нами.
Долгое время Василий Павлович был председателем совета ветеранов своей части, в которой он воевал и, даже написал небольшую книгу мемуаров, которая, к огромному сожалению, потерялась. Но, возможно, кто-нибудь из ветеранов, знавших моего деда, прочитает эту статью. Напишите в нашу газету «Нова Доба». Буду вам очень благодарна.

Три письма

И ещё хотелось бы сказать, Вы, родные наши ветераны, боролись с врагом не жалея жизней. Сегодня украинцы склоняются перед вашей отвагой и, взирая на ваш пример мужества и любви к Родине, отстаивают то, что вы отвоевали для нас 70 лет назад. Желаю крепкого вам здоровья, благополучия и не сомневайтесь, мы вас любим, помним, гордимся вами и теми, кто повторяет ваши подвиги сегодня. С Днем Победы! Слава Героям!

Реклама

Реклама

0 0 голос
Рейтинг статті
guest
0 Коментарі
Вбудовані Відгуки
Переглянути всі коментарі
0
Ми любимо ваші думки, будь ласка, прокоментуйте.x
()
x